Региональная общественная организация инвалидов «Перспектива»

Региональная общественная организация инвалидов «Перспектива»

Подписка на новости
Заполнив данную форму, вы даёте согласие на обработку ваших персональных данных

РООИ «Перспектива» поможет отстоять интересы гражданина, которому суд отказал в восстановление дееспособности.

Заявителем в данном деле выступал сам опекун недееспособного Хмельницкого А.Р. Он утверждал, что его опекаемый не нуждается в опеке и сам может реализовывать свои права. «Опекун – человек, который, по сути, совершает все значимые действия за опекаемого в его интересах, и понятное дело, лучше всех знает о реальных возможностях опекаемого гражданина, – прокомментировал юрист «Перспективы» Линь Нгуен. – Конечно, опекун не является врачом-психиатром и не обладает специальными знаниями. Тем не менее, в силу своего статуса и своих обязанностей, он ближе всяких экспертов находится с опекаемым и имеет возможность наблюдать и оценивать его непосредственно в реальной жизни».

Кроме того, в деле были заключения лечащих врачей Хмельницкого А.Р. из Московского НИИ Психиатрии, показания свидетелей и опекуна, а также письменно обозначенная позиция органов опеки и попечительства, поддержавших заявление. Все эти документы доказывали, что гражданин Хмельницкий может понимать значение своих действий и отвечать за них.

Однако Савеловским судом г. Москвы в восстановлении дееспособности было отказано и Московский городской суд, рассматривавший апелляционную жалобу Хмельницкого А.Р. на решение Савеловского районного суда г. Москвы, также в удовлетворении апелляционной жалобы отказал. При этом суд сослался на заключение судебно-психиатрической экспертизы, в которой была дана отрицательная оценка состоянию Хмельницкого А.Р., делающая невозможной восстановление дееспособности.

Дело длилось более года, и юристы не сомневались в положительном исходе, учитывая новую информацию о состоянии опекаемого. «Однако главным и единственным основанием для решения судьи Цыплакова Е. Н. стали выводы судебно-психиатрической экспертизы, которые строились на медицинских документах и событиях прошлого, в то время как документы, касающиеся настоящего времени, были проигнорированы, – прокомментировал руководитель юридического направления «Перспективы» Михаил Черкашин. – В выводах экспертизы говорится лишь о диагнозе, но не о последствиях вызванных диагнозом, т.е. человек недееспособен, потому что имеет заболевание».

Юристы отмечают, что такие решения суда по вопросу восстановления дееспособности не являются чем-то необычным. «Так сложилось, что в вопросах дееспособности суды в России почему-то руководствуются исключительно выводами судебно-психиатрической экспертизы и принимают эти выводы как нечто сакральное и сомнению не подлежащее, говорит Михаил Черкашин. – Даже в случаях, если многие факты, свидетельства будут говорить об обратном».

Кроме того, специалисты «Перспективы» отмечают не вполне корректные методы проведения судебно-психиатрических экспертиз. Как правило, испытуемого помещают в психиатрический стационар на определенный срок (месяц) и наблюдают за его поведением. В случае с гражданином Хмельницким, он был помещен в ПКБ №1 им. Алексеева, причем все это время он был лишен возможности принимать лекарственные препараты, которые ему прописаны и которые он в обычной жизни принимал регулярно. «Таким образом, гражданина, имеющего психические особенности, поместили для проведения экспертизы в непривычную среду, лишили медикаментозной поддержки, в которой он нуждался регулярно и стали наблюдать за его поведением и адекватностью. Возникает вопрос, насколько правильна сама методика и поможет ли она в достижении цели экспертизы?», – рассуждает Михаил Черкашин.

В настоящий момент юристами РООИ Перспектива готовятся документы Хмельницкого А.Р. для подачи нового заявления о признании его ограниченно дееспособным согласно поправкам в ГК РФ, вступающим в силу с 1 марта 2015 года.

Аналогичная ситуация сложилась в деле о восстановлении дееспособности в отношении москвича Андрея Дружинина, у которого аутизм. Дело рассматривалось Тимирязевским судом г. Москвы и также содержало множество фактов, свидетельствующих о дееспособности Андрея. Например, врачи-психиатры и психологи, которые наблюдали и до сих пор ведут Дружинина, единодушно поддержали его просьбу о восстановлении дееспособности, так как, на их взгляд, он может жить самостоятельно.

Тем не менее, была назначена судебно-психиатрическая экспертиза. Во время этой экспертизы, по словам Андрея, ему были созданы почти невыносимые условия. В итоге Андрей не выдержал и отозвал заявление о восстановлении своей дееспособности, поскольку считал это единственным выходом, чтобы прекратить такую «экспертизу».

«Все это не просто проблемы гражданина Хмельницкого А.Р. или Андрея Дружинина, – говорит Михаил Черкашин. – Это большая проблема правоприменения уже обновленного российского законодательства по вопросу дееспособности. Проблема применения судебно-психиатрической экспертизы, ее выводов, которым в данной категории дел суды заранее отдают предпочтение как наиболее вескому доказательству, в нарушение Статьи 67. ГПК РФ, которая гласит, что никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы».

Анонсы

Бесплатные консультации по Skype

Каждую среду юристы РООИ «Перспектива» проводят бесплатные юридические консультации по Skype

Подробнее